История Великой Ложи Франции

Великая ложа Франции (фр. Grande Loge de France, GLdF) — название, которое поочередно носили два масонских послушания Франции, первое с 1738 по 1773 годы, затем второе с 1894 по сегодняшний день. Современное послушание непосредственно происходит из первого (наряду с Великим востоком Франции) при посредничестве Шотландского устава XIX века, несмотря на два слияния.

Великая ложа Франции с 1737 по 1799 годы

Хотя название Великая ложа Франции появляется в первый раз только 14 мая 1737, начиная с 1728 года французские франкмасоны уже принимают решение признать „великим мастером франкмасонов во Франции“ Филиппа, герцога Уортона (фр. Philippe, Duc de Wharton, 1698—1731), проживающего в Париже и Лионе с 1728 по 1729 год, и который уже был в 1723 году великим мастером Великой ложи Лондона.

История Великой Ложи Франции
Герцог Уортон (фр. Duc de Wharton), „Великий мастер франкмасонов во Франции“

После него и до возникновения французского послушания, во Франции уже существовали по меньшей мере два великих мастера: якобит Джеймс Гектор Маклин (James Hector MacLean, 1703—1750), а затем якобит Чарльз Рэдклифф, граф Дервэнтуотер (фр. Charles Radcliffe, Comte de Derwentwater, 1693—1746), избранный 27 декабря 1736 года „великим мастером ордена франкмасонов в Королевстве Франции“.

В своей редакции 1738 года, Конституция Андерсона упоминает о существовании великих мастеров и лож во Франции, на ровне с ложами Йорка, Ирландии, Шотландии и Италии, но это краткое упоминание не позволяет установить истинное существование национального послушания во Франции, в то время как такие же национальные послушания в Ирландии и Шотландии, независимые от Лондона с момента их основания, были подробно описаны в эту эпоху:

«Все эти иностранные ложи находятся под защитой нашего великого мастера Англии. Тем не менее, старейшая ложа в городе Йорке и ложи Шотландии, Ирландии, Франции и Италии, стремящиeся к своей независимости, имеют своих собственных Великих мастеров. «

В 1737 году, Шевалье Рамзай произносит речь, развивая идею o рыцарском происхождении франкмасонства. Позже, в период между 1740-1770 годом, его взгляды несомненно повлияют на создание во Франции многочисленных высших масонских степеней.

Несколько лет спустя, француз Луи де Пардайан Гондрэн (фр. Louis de Pardaillan de Gondrin, 1707—1743), второй герцог де Антин, избран «Всеобщим и постоянным великим мастером масонов в Королевстве Франции». Точная дата выборов является для историков спорным вопросом: одни датируют их 1738 годом, другие 1740. Различные авторы считают, что это событие и является датой зарождения Великой ложи Франции, хотя точноe использование этого названия (Великая ложа Франции), кратко промелькнувшего в 1737 году, больше не засвидетельствовано вплоть до 1756 годa.

11 декабря 1743 года, после смерти герцога де Антин, Луи де Бурбон-Кондэ (фр. Louis de Bourbon-Condé, 1709—1771), граф Клермон, принц крови и будущий член Французской Академии, избирается ассамблеей шестнадцати мастеров «великим мастером всех регулярных лож Франции». В тот же день были приняты «Общие ордонансы» (или указы) состоящие из 20 статей, где, в последней из них, впервые упоминается о существование во Франции некоего масонского градуса, превышающего первые три, и где это осуждается в следующих выражениях:

«Так как нам стало известно, что в последнее время некоторые братья представляются в качестве шотландских мастеров, и, в некоторых ложах, предоставляют претензии и требуют преимуществ, которые нет существуют и следа в древних архивах и обычаях лож существующих на всей земле; великая ложа, ибо сохранить единство и гармонию, которые должны царить между франкмасонами, постановила, что в том случаи, если эти шотландские мастера не являются офицерами великой ложи или же какой-либо ложи, то они будут признаны братьями на равных с другими учениками и подмастерьями, и должны носить одеяния, без каких-либо знаков отличия.»

Термин » великая ложа » в этом тексте, скорее всего, относится к Ассамблее, на которой были приняты «Общиe ордонансы» (или указы), чем к реальному масонскому послушанию. Что касается четвёртого градуса, в этом великая ложа ошибалась, так как историки уже доказали, что этот градус пришёл не из Шотландии, а из Англии, так же как и третий градус, появившийся незадолго до негo. В Шотландии этот градус не знали, в Англии же, он был известен примерно с 1733 года под названием «Шотландский масон», «Шотландский мастер масон» или «Шотландский мастер».

В течение последующих лет, в основном во Франции, создаётся множество других, так называемых «шотландских» высших градусов. Они встречают большой успех, особенно в Бордо, Лионе и Марселе. Великая ложа Франции не способствовала их внедрению, но в конечном счёте была вынуждена их признать, как свидетельствует её Регламент от 4 июля 1755 года, где обладателям звания » Шотландского мастера « предоставляются различные привилегии.

В 1756 году, в конституции лионской ложи «Совершенная Дружба» (фр. La Parfaite Amitié) вновь появляется термин «Великая ложа Франции „:

“ настоящая Конституция утверждена всеми мастерами регулярных лож Парижа, именуемых В. Л. Франции »

Структура, носящая это название, являлась ещё не совсем истинным масонским национальным послушанием, но скорее всего «Великой ложей регулярных мастеров Парижа, (или) Франции « или же ложей» великого мастера всех лож Франции «, решения которой распространялись на, примерно, двадцать лож, существующих в Париже, и, более или менее, хорошо соблюдались ложами провинций. Великая ложа состояла из Ассамблеи мастеров парижских лож, к которым присоединилось, в зависимости от их переездов, некоторое число мастеров из провинциальных лож. В те времена, досточтимые мастера лож не избирались: они получали учредительный патент на свои полномочия и чаще всего являлись основоположниками ложи, которой они руководили. В случае, если они являлись аристократами или же состоятельными людьми, они предоставляли также помещение и несли ответственность за управление. Все это объясняет, почему влияние Великой ложи Франции не распространялoсь так бесспорно по всему королевству, подобно современным масонским послушаниям. Так создавалась, например, по инициативе Жана-Батиста Виллермоза (фр. Jean-Baptiste Willermoz) в 1760 году, «Великая ложа регулярных мастеров Лиона» и, в 1762 году, «Совершенная ложа Шотландии», основанная Этьеном Морэном (фр. Étienne Morin), в 1745 году в Бордо, и названная парижской ложей — «Великой шотландской ложей Бордо».
Начиная c 1760 года, великая ложа столкнётся с рядом расколов, которые кратковременно приостановятся с 1763 по 1766 годы, прежде чем опять возобновятся, а затем приведут, в 1773 году, через два года после смерти Великого мастера — графа Клермона, к разрыву между двумя основными образованиями:
Национальное послушание, мажоритарное, аристократическое, в высшей степени централизованное, которое примет название Великий восток Франции и доверит титул великого мастера Луи-Филиппу Орлеанскому (фр. Louis Philippe d’Orléans, 1747—1793). Подталкиваемое герцогом Люксембургским, заместителем великого мастера, оно (послушание) примет различные реформы, в том числе: выборы досточтимых мастеров в ложах, отстранение « подневольных людей „ и запретит собирать ложи в трактирах или в помещениях светского характера.
«Великая ложа Клермон» (названная в честь великого мастера скончавшегося в 1771), менее аристократической направленности и объединяющая большинство мастеров парижских лож и около полусотни лож провинций, оставшихся ей (ВЛ) преданными. Она сохранит старые обычаи, в частности, гарантии несменяемости досточтимых мастеров, но окажется не способна противостоять могуществу Великого востока, что позволит ВВФ присоединить к себе до января 1777 года первоначально непокорные ложи.
Французская революция принудит «Великую ложу Клермон» приостановить свои работы в ноябре 1792 года. А когда, 17 октября 1796 года, после террора, работы возобновляются, её состав будет включать в себя не более чем из 10 лож в Париже и 8 в провинциях. ВВФ, в свою очередь собравшись 24 февраля 1797 года, не превосходит её в численности, несмотря на то, что накануне революции он состоял из болeе чем 600 лож. Это ситуация приводёт оба послушания к объединению, после подписания, 22 июня 1799 года, соглашение об окончательной отмене несменяемости должностей (досточтимых мастеров), при условии о возможности для досточтимых, ещё от этого не отказавшихся, сохранить ещё на девять лет руководство их ложей.
Шотландский устав во Франции с 1799 по 1894 год
Продолжая реформы, начатые ранее, ВВФ реорганизирует систему высших масонских градусов, создав Французский устав в 7 градусах. В циркуляре от 12 ноября 1802 года, он запрещает своим ложам практиковать другие уставы высших градусов. Это решение вызвало относительно мало незамедлительной реакции, так как основные шотландские ложи ещё не возобновили свои работы. Но всё таки, одна из них, основанная в 1777 году Великой ложей Клермон, затем в 1782 году «Шотландской материнской ложeй Авиньона» под названием «Святой Шарль Триумфа Совершенной Гармонии» (фр. Saint Charles du Triomphe de la Parfaite Harmonie) и регуляризованная в 1783 году Великим востоком под названием «Святой Александр Шотландии», возобновив свои работы 22 августа 1804 года, отказалась от такого развития ситуации и постановила созвать представителей шотландской ложи для признания её в качестве «Шотландской материнской ложи Франции устава Авиньона», что и было сделано.

Это собрание шотландских масонов, совпадающее с рождением Первой Империи, дала возможность графу Александру де Грассу (фр. Comte de Grasse-Tilly), только что прибывшего в Париж, пропагандировать во Франции появление ДПШУ, созданного в 1801 году в Соединенных Штатах на основе шотландских градусов, пришедших в большей части из Франции через Антильские острова. Он получил положительную оценку и основал, 22 сентября 1804 года, Верховный совет Франции. Этот совет сразу же начал преобразование лож, вновь объединившихся вокруг «Святого Александра Шотландии», в новое символическое послушание (отвечающее за управление первыми тремя градусами), названое «Всеобщей великой шотландской ложей». Это послушание сразу же ставит себя под покровительство принца Луи Бонапарта, выбрав его великим мастером. Позже, оно назначит во главе себя других могущественных покровителей, в том числе ученого Бернара Ласепеда (фр. Lacépède) и маршалов Келлерманна (фр. Kellermann), Массена (фр. Masséna), Лефевра (фр. Lefebvre) и Серюрье (фр. Sérurier).
Тем не менее, император Наполеон I немедленно потребовал объединение новых структур с Великим востоком Франции. Он уже назначил своего брата Людовика заместителем великого мастера Великого Востока за год до этого. Соглашение, разрешающее работы в ДПШУ внутри Великого востока Франции, было быстро найдено и слияние произошло » с радостным энтузиазмом и доверием » 5 декабря 1804 года, под покровительством Камбасереса (фр. Cambacérès).
Немного позже, такое развитие событий приведет к изменению словарного состава французского масонства: тогда как до сих пор «шотландскими ложами» назывались только ложи высшие градусы, этот термин отныне используется для обозначения лож первых трех градусов, практикующих устав отличающийся от Французского устава. Вероятно, этот устав был учреждён начиная с 1804 года на основе Французского устава, к которому были добавлены элементы ритуала соблюдаемого «Великой ложей Древних», основанной в Англии в 1751 году. Он приводит, в 1821 году, к разработке «Руководства шотландских масонов», которое, в первый раз, определило ДПШУ, относительно первых трех градусов. Эти «шотландские» ложи первых трех градусов, предоставляли своим членам, посвященным в высшие масонские градусы, особые почести, согласно французскому обычаю XVIII века, происхождение которого они как правило приобщали, хотя и неправильно, к древнему масонству Шотландии.

Герцог Эли Деказ — великий командор Верховного совета Франции с 1838 по 1860 годы
Союз 1804 года не дожил и до конца Империи. Начались новые расколы. Они привели в 1821 году к пробуждению «Верховного совета Франции», вновь независимого от Великого востока и создающего ложи всех градусов. Эти два послушания сосуществовали затем без значительных конфликтов в течение сорока лет. Так, например, в 1830 году, Великий восток совместно с верховным советом организовал блестящий масонский праздник в честь Лафайета, который был членом обеих послушаний.
В первой трети XIX века, в отличие от ситуации конца XVIII века, руководящий орган Верховного совета состоял в основном из аристократов, а в Великом Востоке преобладало сословие буржуазии. Это социольное различие затем уравновесилось, прежде чем вновь изменится: после 1850 года, число масонов более скромного происхождения значительно увеличивается на стороне Верховного совета, возможно, отчасти из-за менее высоких взносов, чем в Великом Востоке.
В 1862 году, Наполеон III лично назначил великим мастером Великого востока Франции маршала Маньяна (фр. maréchal Magnan), заменившего князя Люсьена Мюрата (фр. Lucien Murat), вышедшего в отставку. Маршал Маньян, сразу же после назначения, пытался навязать слияние различных масонских уставов (Французского, Шотландского и Египетского) в Великом востоке Франции, равно так же как это уже пытался сделать в 1804 году Наполеон I. Эта попытка была сорвана упорным сопротивлением великого командора Вьенне (фр. Viennet), в то время как сам император воздержался уладить их разногласия.
В 1862 году, сопротивление Вьенне имелo неожиданные последствия: верховный совет стал активно привлекать внимание республиканцев и противников Империи. Два основных французских послушания оставались однако социально близки. Члены парижских лож обоих послушаний были непосредственно вовлечены в попытки к примирению (между Версалем и Парижем) во время восстания Парижской Коммуны, несмотря на то, что оба послушания отказывались, в то же время, от насильственных действий в Париже.
С 1872 года и до конца века, » Шотландский устав » (так обычно называли в то время, хотя и не совсем правильно, второе масонское послушание Франции) столкнулся с серьёзным внутренним конфликтом, поводом для которого стали: » спор о Великом Архитекторе Вселенной «, создание Третьей Республики и то, что Верховный совет Франции имел «голубые» ложи (то есть ложи первых трех градусов), работающие по ДПШУ, в то время как в большинстве других стран в этом уставе работали начиная с четвёртого градуса:
Эта особенность вызвала волнения в некоторых из этих голубых лож, где братья требовали отказаться от каких-либо ссылок на Великого Архитектора Вселенной, требовали их независимость от высших градусов, символизм которых, по их мнению, слишком отражал религиозную тематику. Так, в 1875 году, ложа » Союз народов « потребовала своей независимости в следующих выражениях:
» Для верховных советов — управление высшими градусами, для великих лож — правление символическими мастерскими (ложами) «.
Движение набирает силу, пока 12 февраля 1880 года, двенадцать отколовшихся лож объявляют себя « Великой символической шотландской ложей Франции» (ВСШЛ, фр. GLSE), которая затем разрастается до 36 лож. Это в то самое новое послушание входила ложа » Свободные мыслители » города Пека, вышедшая из её состава 9 января 1882 года, чтобы посвятить, 14 января, Марию Дэрем (фр. Maria Deraismes), первую женщину-масона и соучредительницу Международного смешанного масонского ордена Право человека (фр. Le Droit Humain). Позднее, ложа «Свободные мыслители» вновь присоединиться к ВСШЛ. Среди членов ВСШЛ были Гюстав Мезюрёр (фр. Gustave Mesureur), и Освальд Вирт.